Кому выгоден Закон о запрете рекламы лекарственных средств? Производттелям Бадов


Кому выгоден Закон о запрете рекламы лекарственных средств?

Как полагают эксперты, если реклама лекарств будет запрещена то выиграют от этого в первую очередь производители Бадов.
На кону стоят огромные суммы денег –

Из статьи П.А. Воробева:

В мире все, что касается здоровья человека регулируется. А у нас? А у нас теперь полная законная вакханалия. Поясню на примере. Во всем мире реклама безрецептурных препаратов не вызывает ни у кого сомнений – она разрешена.  Собственно говоря, распространение этих препаратов предполагает ответственное самолечение – больной сам, не обращаясь к врачу выбирает, приобретает и принимает препараты. Но у нас в законе теперь нет понятия безрецептурный препарат (впрочем как и рецептурный), нет понятия больной (а есть лишь пациент – человек, пришедший в поликлинику). Более того, несколько месяцев назад Минздравсоцразвития отменило список безрецептурных препаратов и теперь узнать о том, какой препарат является безрецептурным, а какой – нет просто негде. Большинство препаратов продается без инструкции – а это единственное место, где имеется надпись «отпускается по рецепту врача». Ранее, до принятия нового скандального закона «Об обращении лекарственных средств», все эти понятия существовали, более того, было понятие информационного стандарта и законодательно установлена информация о лекарстве. Теперь нет такой информации, она отменена. И это – в наш информационный век.

Лекарства безрецептурного отпуска должны соответствовать определенной, принятой в мире характеристике. Они должны снимать симптомы болезни (боль, температуру), быть безопасными в обычных дозировках, не приводить к какой-либо зависимости (в том числе – наркотической, как до последнего времени кодеинсодержащие, а сегодня – содержащие бартбитураты корвалол с валокордином в нашей стране). Ясно, что все эти свойства доказываются, протоколируются и рассматриваются компетентными органами в установленном порядке. У нас – ни органа, ни порядка.

Недавно, разговаривая с одним американским бизнесменом, заинтересованным в российских разработках для тиражирования их в Америке в качестве БАДов, я выяснил, сколь тернист и непрост путь к прилавку для этой «безобидной» группы лекарств. Да-да – именно лекарств, так к ним относятся в США.  И именно – отдельная группа. Но если вы хотите написать в рекламе, что БАД воздействует на сосуды, память, какой-то элемент болезни, не говоря уже про болезнь в целом – доказательства на стол. Доказательства могут быть в этом случае лабораторными – для БАД это приемлемо, но они обязательны. Не нужны доказательства, если вы пишете в документах – БАД для счастья и красоты. Тут никаких доказательств не надо.

А в России при регистрации БАД демонстрируется лишь «формула» – что туда намешано, да и то, никто не проверяет, что на самом деле влил производитель. Вот и оказываются там токсические вещества, наркотики растительные. Это в тех БАД, которые прошли контроль, но ведь полно этой дряни, которые распространяются «левым» способом без всякой регистрации. Нет у нас, оказывается, органа, который может отследить распространение БАД. Более того, сама регистрация этой группы товаров ушла в мае этого года из Минздрава вместе с Роспотребнадзором в отдельную структуру, никакого отношения к медицине не имеющую. Вот такой разгул беззакония.

Все это выглядит весело, если бы не было так грустно и на самом деле – страшно. В том же законе об обращении лекарств Минздравсоцразвития протащил положение, позволяющее врачу и фельдшеру вести торговлю БАД и лекарствами, минуя аптеку, самостоятельно. Делалось это под крики о недоступности лекарств в отдаленных территориях. Но забыли в законе определить – а что такое отдаленные территории. И при чем тут БАД и врач. Ну хорошо – основные лекарства мне понятны – без них нельзя жить и пусть врач или фельдшер является их проводником. Но БАД?! Выпустили джина из бутылки. Будем верить, что бескорыстно, просто не додумали.

Нет, уж лучше запретить рекламу. Так думаю не только я, так думают многие. И вот уже депутаты от ЛДПР выносят на всеобщее обсуждение законопроект о запрете рекламы лекарственных средств. Тотально. Абсолютно всех. Ура, точка зрения находит поддержку в высшем органе законодательной власти.

Но что-то не дает мне покоя в этом законопроекте, предварительное обсуждение которого закончилось в середине июня. Ага –  там нет БАД. И там нет приборов для «домашней физиотерапии». Только лекарства. Иначе говоря, с принятием такой поправки продавцы лабуды получат карт-бланш! И опять возникает вопрос – так ли безобидно авторы поправки заблуждаются. Только ли популизм толкает их на столь откровенное лоббирование интересов производителей БАД. Или появление в составе комитета по здравоохранению Госдумы руководителя одного из крупнейших производителей БАД в стране и появление такой шикарной поправки для БАДоторговцев звенья одной цепи?
Я ничего не хочу утверждать. Но вместо того, чтобы навести порядок в законодательстве – а он очевиден всем разумным людям – депутаты выносят на рассмотрение весьма экзотические законы, ввергающие страну в еще больший хаос. Понятно, что за этим стоят большие деньги.

Любопытная дисскусия развернулась недавно на заседании Экспертного совета Комитета Государственной Думы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству

Выдержка из С Т Е Н О Г Р А М М Ы 
заседания Экспертного совета Комитета Государственной Думы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству
20 июня 2012 года.

Слово дано
Е. Малышевой:
… друзья, какая ситуация, я сейчас хочу выступить на самом деле как врач, как профессор и доктор медицинских наук. Какая ситуация в нашей медицине? Какая есть возможность у врачей, начнём с них, узнать о том новом, что происходит в мире, и быть в курсе современных мировых методов лечения, методов диагностики и так далее?
Она выглядит следующим образом. После мединститута зарплата лучших из лучших, тех, кого взяли в аспирантуру, составляет 1500 рублей в месяц.
Легко догадаться, что на эти деньги не то, чтобы книжки купить нельзя, на эти деньги и жить-то, собственно говоря, нельзя, и просвещаться нельзя. Надо по возможности жить на работе и питаться в местных столовых.
Зарплата следующего этапа лучших из лучших, тех, кого взяли в ординатуру, составляет 2300 рублей.
Примерно так выглядит врачебное сообщество – нищее, лишенное реальной возможности просвещаться. И если раньше иностранные компании просто возили наших врачей на школы диабета, на потрясающие научные конгрессы, после очередных поправок, которые были внесены, просвещение в медицине в профессиональной официального запрещено. А собственных денег при зарплате от полутора тысяч до 2300 рублей у врачей просто нет.
Поэтому первый пункт, не питайте иллюзий, сегодня научно-популярные программы просвещают не только обычных людей, они просвещают и врачей. И могу вам сказать, я, как человек, который работающий в медицине, бесконечно слышу – спасибо огромное, Лена, была такая интересная программа, спасибо огромное.
Мы, к сожалению, слава Богу, теперь выходим каждый день на Первом канале, стали источником просвещения профессионального сообщества, как не грустно это слышать.
Поэтому, если будет запрещено вообще рассказывать о лекарствах на телевидении, а, напоминаю вам, по нашему закону о рекламе рекламой считается, я цитирую закон, любая информация, то по сути дела, как закрылись все детские передачи, так закроются и все научно-популярные передачи, потому что, не потому, что мы без рекламы не проживем, мы без нее проживем, но по сути дела, любой рассказ о рекламе, вообще любой рассказ о лекарстве, о методе лечения, при стечении обстоятельств может быть признан рекламой.

Вот здесь сидит Таня, с которой очень много мы работали, это наш антимонопольный комитет, она может подтвердить, потому что когда мы разбирались вообще, что можно говорить, а что нельзя, то выяснилось, что я врач, фактически ничего не могу говорить с экрана, если подойти к этому с точки зрения буквы закона. А, например, Геннадий Петрович Малахов, физкультурник, он может всё, его позиция вообще никак не ограничена.
Поэтому, первое, принимая ретроградные законы, надо понимать, что мы только, только, только пережили огромный информационный прорыв, с телевидения ушли программы, позорящие вообще людей ХХI века, такие как “Малахов +”, ушли они самостоятельно, убитые высоченными рейтингами ежедневных медицинских программ. Первой, кстати, это сделала программа “О самом главном”, где, кстати говоря, не врач по профессии, по-хамски использует образ врача согласно нашему закону о рекламе, я имею в виду Агапкина, он не доктор, тем не менее он натягивает халат, на нем написано “доктор Агапкин”. Тань, это прямо прямое нарушение, правильно? По закону о рекламе мы ничего не имеем права делать, ребята. Всё может делать только “Малахов +”, никто больше.

Смотрите, мы пережили этот потрясающий качественный прорыв. Наконец-то эти люди перестали быть интересны всем зрителям, рейтинги этих программ упали, появилась программа “О самом главном” на телеканале “Россия”, появилась программа “Жить здорово”, по-прежнему, слава Богу, держит вообще просто грудью, и моя грудь здесь играет основную роль, программа “Здоровье” колоссальный натиск ханжества и мракобесия, которые присутствуют в стране.

Поэтому пункт первый. Не надо питать иллюзий, сегодня научно-популярные программы, а также реклама лекарств, друзья мои, просвещает наше абсолютно обнищавшее медицинское сообщество. И главная проблема в медицине сегодня не оснащение томографами, а образование врачей. Мало кто понимает просто, чтобы изменить образование врачей, надо зарплату не повысить на проценты, а умножать на 20, чтобы люди хотя бы вдох и выдох между зарплатами сделать могли. Это первый пункт.

Теперь второй пункт. Не надо рассказывать, что, к сожалению, просвещение и степень образованности обычных людей в России крайне низко. Вот здесь сидят все люди старше 40 лет, но если я спрошу у вас, кто знает 5 важнейших показателей вашего здоровья и кто сделал базовое обследование, боюсь, что руку подниму я, Александр Митрошенков, да Иосиф Давыдович Кобзон, поэтому не буду всех вас ставить в неловкую ситуацию.
Рассказывая многие вещи, мы просвещаем людей. Я, вы знаете, с огромным уважением отношусь к рекламе. Я хочу напомнить огромному количеству женщин, которые тут сидят, что до появления реклам прокладок с крылышками и без крылышек, мы были уверены, что главное средство гигиены русской женщины – это стекловата, что-то ещё грязное, использованное в виде тряпочек и так далее.
Вдруг нам объяснили, что эта сфера личной гигиены должна быть предельно защищённой от всего. Вы меня извините, у людей был культурный шок.

Памперсы, товарищи, уход за детьми. Реклама играет колоссальную просветительскую роль, колоссальную. И если у нас есть вопросы к качеству рекламы или к доступности препаратов, мы должны решать эти вопросы, не запрещая рекламу, а понимая, что реклама – это возможность часто повторять в 99 процентах случаев правильные мысли: о женской гигиене, о гигиене детей, о лекарствах, которые необходимо иметь в домашней аптечке и необходимо уметь ими пользоваться без помощи врача. Это есть во всём мире. Класс таких препаратов безрецептурных существует везде.

Поэтому пункт второй. Абсолютная чушь лишать населения доступа к телевизионной рекламе или к радиорекламе, хотя бы потому, что контекстную рекламу на радио и на телевидении отследить практически невозможно, тогда действительно надо закрыть всё.

Это первое.
А второе. Сегодня Интернет даёт возможность знать всё обо всём. Поэтому этот фиговый листок, которым все хотят прикрыться и потом бегать и доказывать, что они такие передовики, рекламу лекарства запретили. Вот, оно, уже чудо начнётся, люди теперь хорошо будут лечиться. Это абсолютная чушь безграмотная и далёкая от современности.

Пункт третий. Как  выглядит подход к этому вопросу в странах, которые до сих пор для нас я вляются цивилизованными?
Не скрою от вас. Лучшая медицина мира сегодня в Соединённых Штатах Америки. Это я говорю сейчас, как врач. В Америке разрешена реклама всех лекарств, без исключения. Я подчёркиваю, в Америке разрешена реклама всех лекарств, без исключения. Но, если вы придёте в аптеку, вы никогда рецептурный препарат не купите без рецепта врача. Такая же ситуация в Европе. Вы можете купить 5 классов препаратов, которые во всём мире безрецептурны. Но купить рецептурный препарат: рекламируется он – не рекламируется, на это всем наплевать, потому что регуляция безопасности пациентов проходит абсолютно в другой зоне. Она проходит в зоне необходимости посещения врача для назначения препарата. Там и надо регулировать.

Сегодня ни для кого не секрет, что вы в наших аптеках можете купить абсолютно всё: любой антибиотик, любой гипотензивный препарат, любые, строго рецептурные препараты в аптеке можно купить, любые.
Напомню вам, эта ситуация останется и после приятия закона “О рекламе”, какой бы драконовский глупый и средневековый он не был. Можно купить всё, поэтому что там играться в эти игрушки-то. Там запретили, сям запретили, а доступность лекарств стопроцентна.

То же самое, кстати говоря, с алкоголем.
Да, кстати говоря, если аптека в США или в Европе продаёт лекарства без рецепта, то владельца аптеки лишают лицензии. Ни штрафов, ничего нет. Лишают лицензии и всё.
То же самое с продажей алкоголя. Если алкоголь продаётся человеку, не достигшему 21 года в США, компанию, владельца компании лишают лицензии на продажу алкоголя. Так, товарищи, владельцы сами следят за тем, чтобы алкоголь не продавался, чтобы рецептурные препараты только по рецептам. Это очень простое и серьёзное ограничение. Свой бизнес люди будут охранять. А вот законы такие соблюдать не будут, это абсолютно самый очевидный факт.
Поэтому, вы знаете, сегодня особенно в России это чувствуется, особенно на телевидении России, люди живут с такой скоростью, чтобы мы даже научно-популярную информацию стали подавать в коротких рекламных форматах. Я сейчас имею в виду хронометраж. Люди не в состоянии слушать сегодня даже 4-5-минутные блоки, рассказывающие о чём-то. Ты должен быть ясен, ты должен быть ярок и ты должен быть краток. Поэтому мы живём в эпоху рекламы. И как бы мы её не запрещали, это абсолютно напоминает сжигание Джордано Бруно на костре. Но всё, друзья, земля-то вертится.

И реклама всё равно будет, и в России будет реклама всех лекарств и рецептурных, и безрецептурных. А эти предложения, это, к сожалению, всего-навсего отголоски того нашего доисторического прошлого, когда Геннадию Петровичу Малахову можно всё, а мне, профессору и доктору наук, всё запрещается согласно нашим законам.

Председательствующий. Спасибо большое, Елена Васильевна, очень интересное выступление. Единственная просьба – давайте не будем опускаться до личностей. Геннадий Петрович кому-то нравится, кому не очень, это вопрос спорный.
Малышева Е.В. Знаете, я не опускаюсь до личностей, Игорь Николаевич, а я сейчас говорю как врач. А как врач, вы уж извините меня, я смотрела программу Геннадия Петровича Малахова под названием “Грибы”, где на голубом глазу он посоветовал людям натираться настойкой мухомора, а на следующие сутки к нам в клинику неврологии 1-го Меда поступил человек, полностью парализованный с тетраплигией. Это значит, руки и ноги парализованы, писает и какает он под себя. Его жена натёрла настойкой мухомора, чтобы все суставы не болели. Геннадий Петрович имеет право не знать, что настойка мухомора – это нейропаралитический яд. А врачи, которые приняли полностью парализованного человека, поневоле за него отвечают.

Оцените статью